Бойцы отряда называли его по имени-отчеству

 

     Збанацкий Григорий (Юрий) Олиферович (1914 - 1994 гг.) - украинский советский писатель, командир партизанского соединения имени Щорса на временно оккупированной территории Киевской и Черниговской областей Украинской ССР, Герой Советского Союза.

Довоенная жизнь

     Родился Г.О. Збанацкий 1 января 1914 года в селе Барсуков ныне Козелецкого района Черниговской области Украины в крестьянской семье. Украинец. Окончил 7 классов и осенью 1931 года началась педагогическая деятельность Юрия Олиферовича Збанацкого. Правда, самому-то учителю тогда еще 18 лет не было, да и школа в маленьком селе Новый Глыбов на берегу Днепра была неполной. Но как бы то ни было, а Юрий Олиферович стал школьным учителем. Продолжал учиться сам: окончил Черниговский педагогический техникум, Нежинский педагогический институт.

   Спустя несколько лет, уже окончив институт, Юрий Збанацкий возглавит в Остере районный отдел народного образования. Но учительствовать не бросил. Просто у него теперь стало значительно больше учеников. Собственно, ему придется иметь дело со всей остерской молодежью. В 1939 году вступает в партию большевиков (ВКП(б).

 В июле 1940 года Григория Олиферовича назначают редактором районной газеты.

 

Боевой путь

    В июле 1941 года Г.О. Збанацкий оставлен на оккупированной территории Украинской ССР для организации партизанской борьбы. Начинает активно готовить подпольные группы. Появляется то в одном, то в другом селе. Мастерство партизанского командира, опыт нелегальной работы в тылу врага не сразу пришли к бывшему редактору газеты. Трудно дались первые шаги. А ниточки связи оказались ужасно тонкими. Они постоянно рвались и просто терялись. Дважды его чуть не схватили. Обошлось. А когда казалось, что работа наконец налаживается, когда уже действительно были созданы первые подпольные группы, - все вдруг рухнуло.

     6 января 1942 года, выданный предателем, Юрий Збанацкий был схвачен. То страшное, о чем когда-то только читал в газетах и книгах, стало вдруг явью. Фашистский застенок. Тюрьма в Остре. Тюрьма в Чернигове, Яновский концлагерь. Зима. Весна.  Но все эти перемены только по ту сторону решетки и колючей проволоки. Здесь же по-прежнему голод, издевательство, каторжный труд.

     Девять тюремных и лагерных месяцев были изнурительно тяжкими. Он еще долго потом вспоминал эти страшные дни. И ночи. Ночи для заключенных были тоже беспокойными. Таков, очевидно, закон фашистского застенка: расстрелять могут в любую минуту. Но самым опасным считалось утро - чаще всего стреляли именно в это время. Вздыхали посвободнее только тогда, когда у немцев наступал обеденный перерыв. Но потом опять раздавались шаги в тюремном коридоре, снова слышался скрип ключа в двери, и тогда в камере наступала мертвая тишина: за кем на этот раз протянула руку костлявая?..

     Збанацкий попал в число первых 400 заключенных лагеря. Еще в тюрьме возникла подпольная организация. В лагере она развернула свою деятельность. Начались побеги. В сентябре подпольщики помогли бежать Юрию Збанацкому и его другу Юрию Кулиде, тоже бывшему учителю, заведовавшему до войны отделом народного образования в соседнем районе.

     Побег оказался удачным. Збанацкому удалось незаметно возвратиться в Остер, где он собрал инициативную группу и привел в лес под Остером. Через неделю она выросла до ста человек.

     1 декабря 1942 года партизаны собрались как бы на учредительное собрание, чтобы решить вопрос о том, как назвать отряд. Збанацкий вспомнил сцену из детства. Шла гражданская война. А на Черниговщине она не просто шла, а бурлила, словно водоворот. В неделю иногда по три власти сменялись в селе. Пятилетний Юрко только и видел: у одного "дядька" - винтовку, у другого - саблю, того - на коне, этого - на тачанке. И отец был такой, как все эти "дядьки", но имел красную повязку - воевал за Советы. А однажды в крайней хате, где жили Збанацкие, остановились военные, их тоже называли красными. Командир у них был очень молодой, хотя и носил бородку. Надолго запомнилась холодная кожа его тужурки. И то, что он сначала приподнял его, хлопца, над собой, а потом еще и дал кусок сахара. Позже, когда гражданская война уже закончилась и отец возвратился домой, он как-то сказал сыну:

     - Помнишь командира с бородкой, который брал тебя на руки и сахаром угощал?

     - Помню, как же! В кожанке...

     - Да, в кожанке. Знаешь, кто это был? Николай Щорс, знаменитый красный командир.

     Так и осталась в памяти на всю жизнь эта сценка.

    И командир отряда, Юрий Збанацкий, предложил назвать отряд именем Николая Щорса. Все, конечно, согласились. Вряд ли кто-нибудь догадался, о чем вспоминал в ту минуту командир. Просто жители Остерского района, составившие ядро отряда, справедливо считали героя гражданской войны своим земляком.

    Сформирован отряд имени Щорса. И теперь уже он - партизанский командир. Можно драться с врагом... Но его мать, больная женщина, старая солдатская вдова, не знала, что сыну удалось бежать. Страдала, мучилась. А потом решила пойти на поиски. Она шла навстречу своей смерти. Палачи схватили старую женщину:

     - Где сын? Где есть партизан?

   Она держалась мужественно. Фашисты зверски убили ее. Убили мать Юрия Збанацкого за то, что он, ее сын, - партизанский командир. А чуть позже убили и 15-летнего брата Васю, еще совсем мальчика. И тогда его сердце наполнилось не только страшной болью, но и жгучей ненавистью...

   А о нем говорили: железная воля. Удивлялись не только его смелости, но и выдержке, хладнокровию в бою, сдержанности в отношении к пленным. Да, похоже на то, что волю можно закалить, как железо.

    Большинство бойцов партизанского отряда имени Щорса - хлопцы и девчата Остерского района, его вчерашние школьники. Они даже вместо обычного: "Есть, товарищ командир!", частенько говорили: "Хорошо, Юрий Олиферович!" - как недавно в школе, по привычке. Под руководством хороших воспитателей: старых партизан, а также недавних командиров Красной Армии, вышедших из кружения, парни из окрестных сел выросли в умелых снайперов, разведчиков и подрывников. взяли в руки оружие, чтобы внести свой вклад в разгром врага, чтобы в последнем порыве, ценой собственной жизни защитить свой дом, своих близких, честь и независимость своей Родины. 

      Отряд имени Щорса развернул активные боевые действия против врага. Короткие стычки с оккупантами возникали то в одном, то в другом месте. Фашисты и их приспешники не знали покоя не только в дальних хуторах, но и в крупных населенных пунктах. Щорсовцы неоднократно проводили совместные военные операции с партизанскими отрядами из соседних областей. Весной 1943 года, когда линия фронта была еще за сотни километров восточнее Днепра, хозяевами положения в междуречье Днепра и Десны стали партизанские отряды имени Щорса, "Победа", имени Коцюбинского. Под началом у Юрия Збанацкого было уже более 1000 бойцов, они надежно контролировали положение в 55 селах.

     Как только началась долгожданная для немцев весенняя навигация 1943 года (связь из Киева с этим районом была не ахти какая), первый же караван вражеских судов и барж возле села Евминка был полностью уничтожен. Потопили их щорсовцы. 

     Гитлеровцы направили в междуречье Днепр - Десна мощную карательную экспедицию. Немецкий гарнизон в Пирнове получил солидное подкрепление. Из Киева на нескольких пароходах прибыл карательный отряд. Передислоцировался сюда и весь гарнизон Борисполя во главе с гебитскомиссаром.

   Больше тысячи эсэсовцев и полицаев собралось в Пирнове - центре Вышедубечанского района Киевской области. Никогда еще не бывало здесь так многолюдно. И никогда это живописное дачное местечко не имело такого воинственного вида.

    Осматривая укрепления, гебитскомиссар между прочим заметил, что, дескать, не мешало бы траншеи строить в три ряда. На это замечание майор, который прибыл во главе карательного отряда, не без лихости ответил:

     - Мы не собираемся вести с мужиками позиционную войну. Наша задача - наступать. Отсюда, из Пирнова. Мы должны найти их в лесу и уничтожить. Для этого у нас хватит сил, храбрости и оружия.

    Тем временем в нескольких километрах от Пирнова, в небольшой деревушке Ровжи, шел разговор на ту же тему. И разговор весьма деловой и конкретный. В хате колхозника Романенко лежал на столе большой лист бумаги, на который был нанесен весь Пирнов, до последнего дома, со всеми огневыми точками, со всеми подходами к ним. За этой картой сидели двое: командир партизанского отряда имени Щорса Юрий Збанацкий и командир отряда "Победа" Степан Науменко.

   Все время приходили разведчики. Докладывали - и тогда на бумаге появлялись новые значки. Несколько раз приезжали гонцы из штаба партизанских отрядов. Они сообщили, что немцы засуетились, подтягивают силы к Остеру, собрали большой гарнизон в Ясногородке, за Днепром. Было ясно, что готовится крупная операция. И что, очевидно, менее всего партизан ждут в Пирнове.

   Вечером, когда разработка плана после множества уточнений была, наконец, закончена, в селе Ровжи сосредоточились в полном составе отряд "Победа", две роты щорсовцев и несколько вооруженных дружин из соседних сел. Вскоре партизаны углубились в большой старый лес. Остановились в четырех километрах от Пирнова.

Десна у самого местечка делает крутой поворот, огромной подковой огибая Пирнов. Решено было окружить местечко со всех сторон, оставив немцам один выход - в разлившуюся весеннюю Десну. А на противоположном берегу реки устроить засаду.

    Среди ночи был объявлен подъем. Зашелестели кусты. Команды передавались шепотом. Ни одного резкого звука. Только шорох сотен ног. Передовые дозоры доложили, что в самом Пирнове все спокойно, но в дотах и укреплениях немцы начеку, возможно, что выставлены секреты с ручными и станковыми пулеметами.

  Успех должен был решить первый рывок.  У врага сил и оружия больше. Значит, первый выстрел при всех обстоятельствах должен быть началом общей атаки.

     В темной непроглядной ночи к Пирнову со всех концов приближались партизаны. Ровно в три тридцать подразделения вышли на намеченные рубежи. В три сорок пять нужно было сделать осторожный бросок вперед, но так, чтобы не хрустнула ни одна ветка. В четыре - атака.

Все вокруг замерло. И вот мертвую тишину разорвала пулеметная очередь. Одновременно прокатилась команда: "Вперед!".

   Партизаны бросились в атаку. Несколько групп сразу же прорвались сквозь огневую завесу и уже действовали на улицах Пирнова. Остальные залегли перед дотами. В гарнизоне началась паника. Гитлеровцы выскакивали из хат в одном белье, босые. Их тут же встречали партизанские пули. Некоторые в отчаянии бежали к берегу Десны, не зная, что попадают в ловушку.

  И все-таки, опомнившись, немцы попытались было организовать сопротивление. Тогда партизаны ввели в бой минометы. Один за другим затихали доты. Это была настоящая война. Не молниеносные налеты на заставы, как это было прежде, не диверсии на железной дороге, а продолжительный бой с вооруженным до зубов противником. Никто не заметил, что солнце поднялось уже высоко. Постепенно гасли последние очаги сопротивления. К часу дня все было кончено. От пирновского гарнизона ничего не осталось.

   Об этом эпизоде Збанацкий написал потом очерк и большой рассказ. А тогда в его дневнике появилась короткая запись: "24 апреля 1943 года целиком разгромлен гарнизон местечка Пирнов, Киевской области. Уничтожено свыше 700 гитлеровцев".

     Немцы не могли простить этого. Весь май шли тяжелые бои. С двух сторон - с севера и с юга, со стороны Чернигова и Киева - сжимались железные тиски, которыми немцы хотели задавить, уничтожить партизанское движение в междуречье.

Силы были явно неравными. Партизаны отступали в лесные болота. Иногда совершали налеты, порой избегали боев и выходили из окружения небольшими группками. В конце концов немцы объявили, что партизаны уничтожены. В действительности же отряды, несмотря на большие потери, не только не были уничтожены, а даже численно выросли. И лишь на некоторое время затихли: готовились к решающим боям.

    Фронт двигался на запад. Приближались важные события: разворачивалось грандиозное наступление советских войск на Украине. Еще в конце 1942 года неожиданно в отряде появился представитель Большой земли Кузьма Савельевич Гнидаш. Он был заброшен сюда на самолете во главе небольшой разведгруппы.

    С помощью партизан Гнидаш осуществлял глубокую разведку в районе Киева, главным образом по Днепру и Десне. Больше всего его интересовали укрепления так называемого Днепровского вала, которым позже немцы будут пытаться приостановить наступление советских войск. Збанацкий с большой теплотой вспоминает о Кузьме Гнидаше - отважном разведчике и замечательном товарище. Они быстро сдружились, но дружба, к сожалению, была непродолжительной. Последние письма Гнидаша к другу датированы 1944 годом. Тогда в Белоруссии он погиб, и звание Героя Советского Союза ему было присвоено посмертно.

    ...В июне 1943 года все отряды междуречья были объединены. Вскоре по указанию Украинского штаба партизанского движения на базе отряда имени Щорса было создано отдельное партизанское соединение во главе с Юрием Збанацким.

В сентябре соединение Збанацкого осуществило боевой рейд, помешав врагу создать на Десне оборону. Партизанам удалось организовать и удержать до прихода частей Советской Армии переправы на Десне от села Смолин до села Летки и на Днепре, в районе Сорокошычи - Днепровское.

   А потом наступили самые счастливые минуты в жизни. Пришли первые ребята в пропотевших гимнастерках, со звездочками на пилотках. Бородатые люди обнимали их и плакали. Ласково гладили броню танков. С интересом и пониманием брали в руки новые автоматы. Восхищенно смотрели на "катюши". И вместе с бойцами переправлялись на правый берег Днепра. Вместе завоевывали, держали и расширяли плацдармы.

   Накануне Октябрьских праздников они впервые услышали залпы салюта. Была освобождена столица советской Украины. Войска пошли дальше на запад. Можно было подвести кое-какие итоги. Выглядели они довольно внушительными: за время боевых действий соединение имени Щорса под командованием Юрия Збанацкого уничтожило свыше 2000 вражеских солдат, пустило под откос 9 эшелонов противника, взорвало 19 мостов, 47 заводов и складов, сожгло 15 пароходов и барж, сбито 2 самолёта, взорвано 4 склада боеприпасов.

   В августе 1943 года отряд Збанацкого был преобразован в соединение имени Щорса. 1-12 сентября 1943 года партизаны захватили три переправы на реке Десна и удерживали их до подхода частей Красной Армии.

  Указом Президиума Верховного Совета СССР от 4 января 1944 года за умелое командование партизанским соединением, образцовое выполнение боевых заданий командования в тылу немецко-фашистских войск и проявленные при этом героизм и мужество Збанацкому Григорию Олиферовичу присвоено звание Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали "Золотая Звезда" (№ 2881). В 1944-1945 годах Герой Советского Союза Г.О. Збанацкий служит в Украинском штабе партизанского движения.

 

Мирное время

      После войны занялся литературным делом, о котором мечтал всю жизнь. В 1944 году под именем Юрия Збанацкого им опубликованы первые рассказы и очерки. В центре его произведений — советский человек на фронте, во вражеском тылу, жизнь советской молодёжи. Произведения Збанацкого переведены на многие языки народов СССР и за рубежом. Он внёс значительный вклад в развитие творческих связей между украинскими и чувашскими деятелями литературы и искусства

    Член Союза писателей СССР. Награждён орденами Октябрьской Революции, Красного Знамени, Отечественной войны 1-й степени, тремя орденами Трудового Красного Знамени, орденом Дружбы народов, медалями. Лауреат Государственной премии Украины имени Т.Г. Шевченко, премий комсомола Украины имени Н.А. Островского, премии комсомола Чувашии имени М. Сеспеля, заслуженный работник культуры Чувашской Республики.

     Леонид Горлач (Леонид Никифорович Коваленко), советский украинский поэт, писал: "Среди тех, кого не вычеркнешь из живой книги народной памяти, и Юрий Олиферович Збанацкий - легендарный партизанский вожак, известный писатель, общественный деятель, который выпестовал не одно поколение мастеров слова, так как умел и поддержать вовремя, и защитить, и делал это не для собственной выгоды и не для того, чтобы продемонстрировать свое всесилие. За время совместной работы я мог убедиться в безграничной доброте "дедова" сердца не один раз - каждый такой случай может быть хорошим сюжетом для отдельного произведения, поскольку и сам писатель был великолепным типажом, не требующим художественного вымысла".

cover_425277.jpg
красная роса.jpeg
  • YouTube
  • Instagram

350051, г. Краснодар, ул.Офицерская, 43

Телефон 8 (861) 224 - 43 - 07

E-mail: bibliokkub@mail.ru

сайт: http://krkrub.kubannet.ru/

© 2020, Государственное бюджетное учреждение культуры Краснодарского края "Краснодарская краевая юношеская библиотека имени И.Ф. Вараввы". Россия